Среда, 19.06.2019, 01:46
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Наш опрос
Как вы относитесь к союзу Украина-Белорусь-Россия?
Всего ответов: 1862
Посещений

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 
Главная » 2011 » Июнь » 4 » Тьери Мейсан: Кто рулит «мировым правительством»
Тьери Мейсан: Кто рулит «мировым правительством»
10:11
      Месяц назад президент Обама выступил с речью, которую многие недооценили. А в ней он, по сути, обнародовал новую американскую стратегию на ближайшие десятилетия - взять планету под глобальный контроль Вашингтона.

ЛИВИЙСКИЙ СИНДРОМ
      Когда волна народных протестов смела президентов Зин аль-Абидин бен Али в Тунисе и Хосни Мубарака в Египте, многие аналитики заявили, что речь идет о «революции жасмина» и «революции лотоса», то есть увидели в происходящем очередную цветную революцию из серии тех, что неоднократно режиссировались Соединенными Штатами после распада СССР. И некое внешнее сходство событий действительно имело место: присутствие сербских заводил в Каире и распространение в толпе демонстрантов материалов пропагандистского толка. Но суть тем не менее была иной. Волнения оказались истинно народными, и США тщетно пытались развернуть их в нужном себе направлении. Быстро стало ясно, что ни египтяне, ни тунисцы не хотят «жизни по-американски», а, напротив, пытаются избавиться от марионеточных правителей, посаженных Белым домом.
      Когда волнения начались и в Ливии, эксперты решили наверстать упущенное и объяснили аудитории, что речь идет о подлинном восстании народа против диктатора Каддафи. Комментаторы сопровождали свои колонки ложью о том, что полковник всегда был врагом западной демократии, тактично умалчивая, что он активно сотрудничал с США в течение восьми лет.
      На самом же деле то, что происходит сейчас в Ливии, - это очередной виток исторического противостояния трех провинций страны - Кирены, Триполитании и Феццана. Столкновение сил приобрело политическую окраску не сразу, а постепенно. Сначала восставшие стали идентифицироваться с монархистами, а потом к ним присоединились самые разные представители оппозиции (насеристы, хомейнисты, коммунисты, исламисты и т. д.). И на другие регионы страны восстание не распространилось.
 Но каждый, кто теперь пытается объяснить, что тот старый конфликт был подогрет и финансирован колониальным картелем, встречает резкий отпор. Большинство верят, что иностранное военное вмешательство помогает ливийцам избавиться от тирана и что никакие промахи коалиции не могут быть по последствиям хуже, чем грозящий стране геноцид.
      Однако история уже доказала ошибочность подобных рассуждений. Многие иракцы, из тех, кто боролся с Саддамом Хусейном и встречал западные войска с распростертыми объятиями, теперь, восемь лет и миллион убитых спустя, утверждают, что при деспоте жизнь была лучше.
      Нынешние заблуждения тоже базируются на серии ошибочных убеждений:
 - вопреки тому, что утверждает западная пропаганда и во что можно поверить, учитывая недавние события в Египте и Тунисе, ливийский народ вовсе не восставал против режима Каддафи. У полковника еще достаточно поддержки в Триполи и Феццане, где он и раздал оружие населению, чтобы народ мог оказать сопротивление жителям Кирены и иностранным военным;
 - Каддафи не бомбил свое гражданское население. Он лишь использовал военную силу против путчистов, не принимая во внимание возможные последствия этих действий для обычных людей. Для жертв подобное различие, конечно же, не имеет значения, но в пространстве международного права эта разница отделяет военные преступления от преступлений против человечности;
 - нынешнее восстание Кирены отнюдь не спонтанное. Оно было тщательно подготовлено спецслужбами (французской DGSE, британской МИ6 и американским ЦРУ). При создании повстанческого Национального переходного совета французы опирались на информацию и связи Массуда аль-Месмари, бывшего товарища Каддафи, его доверенного лица, который предал полковника в ноябре 2010 года, за что получил политическое убежище во Франции. Чтобы восстановить монархию, британцы активизировали связи принца Мохаммеда Эль Зенусси - претендента на престол Объединенной Ливии, проживающего в Лондоне, - и стали распространять где ни попадя монархический красно-черно-зеленый флаг с полумесяцем и звездой. А американцы взяли Ливию под свой экономический и военный контроль, репатриировав из Вашингтона беглых ливийцев, которым раздали ключевые министерские и военные должности в Национальном переходном совете.
      В результате дебаты касательно уместности иностранного вмешательства лишь заслоняют суть происходящего. И если мы отмотаем пленку назад, то увидим, как изменилась стратегия влиятельных западных государств. Конечно, они продолжают свою риторику о гуманитарном долге старших братьев (под которой понимается поддержка народов, борющихся за свободу, если, конечно, младшие братья готовы в обмен открыть свои рынки), но действовать страны-лидеры стали по-другому.
 

 
      Главная цель Вашингтона - взять под контроль мировые сырьевые ресурсы, чтобы разные «плохие парни» не уничтожили их, как эту нефтяную скважину в Ираке.
 
ДОКТРИНА ОБАМЫ: КОЛЬТ ВЫТАСКИВАЮТ БЫСТРО
      В своей речи, произнесенной в Университете национальной обороны США 28 марта этого года, президент Обама сформулировал несколько тезисов своей стратегической доктрины, подчеркнув ее отличие от доктрин его предшественников - Билла Клинтона и Джорджа Буша.
     Для начала он, говоря о Ливии, заявил: «Всего за один месяц Соединенные Штаты, работая с нашими международными партнерами, мобилизовали широкую коалицию, получили международный мандат для защиты гражданского населения, остановили наступающую армию, предотвратили резню и создали бесполетную зону вместе с нашими союзниками и партнерами. Некое представление о быстроте этой военной и дипломатической реакции дает тот факт, что, когда в 1990-е годы люди подвергались жестокому обращению в Боснии, международному сообществу потребовалось более года на вмешательство с применением воздушной силы для защиты гражданского населения. Нам понадобился 31 день».
     Подобная оперативность действительно контрастирует с эпохой Билла Клинтона и объясняется двумя причинами.
      С одной стороны, у США 2011 года есть внятный проект, который они последовательно осуществляют (скоро мы поймем, какой именно), в то время как Америка девяностых колебалась и не знала, что выбрать - то ли использовать исчезновение СССР с целью обогащения, то ли создать мировую империю, с которой уже никто не сможет тягаться.
      С другой стороны, политика «перезагрузки» администрации Обамы, имевшая целью уход от конфронтации благодаря переговорам, таки принесла свои плоды в том, что касается России. Несмотря на то что Россия несет серьезные экономические потери из-за войны в Ливии, она ее одобрила.

СИЛА КАК УНИВЕРСАЛЬНОЕ СРЕДСТВО
       В той же речи Обама произнес:
      «Наш самый эффективный альянс, НАТО, взял на себя обеспечение эмбарго на поставки оружия и обеспечение бесполетной зоны. Руководство НАТО решило принять на себя дополнительную ответственность за защиту гражданского населения Ливии... Соединенные Штаты… будут играть вспомогательную роль, включая разведку, тыловое обеспечение, помощь в проведении поисково-спасательных работ и предоставление средств для электронного подавления коммуникаций режима. Благодаря подобному переходу к более широкой коалиции на базе НАТО риск и издержки операции - для наших военных и для американских налогоплательщиков - будут значительно уменьшены».
      Выставив европейских союзников вперед и сделав вид, что «не больно-то и хотелось», Вашингтон тем не менее признал, что с самого начала координировал все военные действия. Но лишь для того, чтобы незамедлительно передать бразды правления НАТО.
      Очевидно, что Нобелевская премия мира, выданная Бараку Обаме, не должна быть скомпрометирована имиджем президента, который втянул свою страну в третью (после Афганистана и Ирака) войну на исламской земле. Но пиар не должен скрывать главное: Вашингтон не хочет больше быть мировым жандармом. Он хочет контролировать всех мировых лидеров и от их имени защищать коллективные интересы, одновременно деля расходы. В этом ракурсе видно, что НАТО будет впредь осуществлять военную координацию и станет ключевой структурой, к которой Россия, а впоследствии и Китай вынуждены будут присоединиться.
      Заканчивая свое выступление в Университете обороны, Обама заявил:
      «Однако периодически будут возникать ситуации, когда наша безопасность не подвергается прямой угрозе, но в опасности оказываются наши интересы и наши ценности. Иногда ход истории создает вызовы, которые угрожают всему человечеству и нашей общей безопасности, - например, когда необходимо ликвидировать последствия стихийных бедствий или предотвращать геноцид, сохраняя мир, или обеспечивать региональную безопасность и поддерживать торговые отношения. Может быть, эти проблемы касаются не только Америки, но для нас они важны. Это проблемы, которые стоит решать. И в этих обстоятельствах мы знаем, что Соединенные Штаты, как самую могущественную в мире страну, будут часто звать на помощь».
      Таким образом, Барак Обама отказался от пламенного дискурса Джорджа Буша, который штыками повсеместно насаждал «американский образ жизни», но считает возможным использование военной силы для поддержания мира во всем мире и для защиты гражданского населения планеты. Иными словами, Обама готов на ведение войны для того, чтобы «обеспечить региональную безопасность и поддерживать торговые отношения».
      Данная позиция требует более тщательной расшифровки.
  
      На советских плакатах времен холодной войны высмеивались замыслы американских вояк закрасить весь земной шар в цвета флага США. Ишь, мол, размечтались!.. Неужто теперь эти мечты могут стать реальностью? Плакат В. Зелинского «У глобуса».

ПОЧЕМУ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО НЕ ВЛЮБИЛОСЬ В АМЕРИКУ?
      По традиции или для удобства историки называют стратегические доктрины государств по имени президентов, их озвучивших. Но сегодня стратегическая доктрина США формируется не Белым домом, а Пентагоном. И смена доктрины произошла не в момент прихода Барака Обамы в Овальный кабинет (январь 2009-го), а в момент прихода министра обороны Роберта Гейтса в Пентагон (декабрь 2006-го). То есть последние годы президентства Буша не были периодом осуществления «доктрины Буша», а были подготовкой к реализации «доктрины Обамы».
      Для ясности проще говорить о «доктрине Рамсфилда» и «доктрине Гейтса». Целью первой была смена политических режимов по всему миру до той поры, пока все они не станут совместимыми с режимом США. Это называлось «рыночной демократией», а на деле было олигархической системой, в которой псевдограждане были защищены от произвола государства и могли выбирать себе правительства за неимением возможности выбирать политику своей страны.
      Именно с этой целью устраивались цветные революции и была произведена оккупация Афганистана и Ирака.
 Не случайно Барак Обама в своей речи уточнил:
      «Благодаря невероятным жертвам наших военных и решимости наших дипломатов мы с надеждой взираем на будущее Ирака. Но на смену режима в этой стране ушло восемь лет, погибли тысячи американцев и иракцев, потрачен почти триллион долларов. Мы не можем себе позволить повторения подобного в Ливии».
      То есть цель в виде Pax Americana - мира по-американски, который должен защищать и структурировать все население земли, была признана экономически несостоятельной. Невозможной оказалась и идеальная любовь человечества к американскому образу жизни.
 Поэтому теперь в Пентагоне закрепилась иная, более реалистичная модель всеобщей империализации. Она была сформулирована в работе Томаса Барнетта «Новая карта Пентагона. Война и мир в XXI веке».

ДВА МИРА: ЗОЛОТОЙ И ОСТАЛЬНОЙ
      По его теории, мир будущего разделен на две части. С одной стороны, будет стабильный центр, примыкающий к США и состоящий из более или менее демократических развитых стран, а окружать его будет периферия, предоставленная сама себе, экономически неразвитая и нестабильная. Роль Пентагона в этой модели сводится к тому, чтобы обеспечить цивилизованному миру доступ к ресурсам нецивилизованного, ибо первый в них будет нуждаться, а второй - не сможет ими воспользоваться.
      Подобная точка зрения предполагает, что США будут наращивать конкуренцию с другими развитыми странами, но станут безусловными лидерами в вопросах безопасности. Данная модель, по замыслам американцев, может сработать и в отношениях с Россией. С Китаем будет сложнее, ибо новое правительство там настроено еще более националистически, нежели предыдущее.
      Разделение мира на две зоны - стабильную и хаотическую - ставит проблему границ. Тем более что территория хаоса станет резервуаром природных богатств для стабильных государств. По Барнетту, Балканы и Центральная Азия, почти вся Африка, Южная и Центральная Америка будут отброшены в теневую зону. Туда же отправятся и три государства - члена G20 (одно из них и член НАТО): Турция, Саудовская Аравия и Индонезия. Конечно, изменения в карте возможны: так, Саудовская Аравия сейчас бьется за свой исторический шанс тем, что топит в крови восстание в Бахрейне.

РЕЙДЫ ЗА РЕСУРСАМИ
      Поскольку речь больше не будет идти о захвате территорий (интересует только контроль над зонами эксплуатации природных ресурсов), вмешательство можно будет ограничивать по мере необходимости спецрейдами. Следовательно, задача Пентагона сводится к расчленению политических образований и перекраиванию регионов, подобно планам по переустройству «Большого Ближнего Востока». Именно такой процесс начался в Африке с раздела Судана и продолжается войнами в Ливии и Кот-д'Ивуаре.
      И если с позиции процесса демократизации низвержение режима Муамара Каддафи стало бы позитивным событием, то с точки зрения Пентагона оно не является ни необходимым, ни желаемым. Согласно «доктрине Гейтса» осмысленнее поддерживать истеричного и униженного Каддафи в его триполийском уезде, чем иметь дело с большим государством Ливия, потенциально способным выступить против империализма.
      Разумеется, это новое мироустройство не утвердится так уж легко. Не исчезнут миграционные потоки, напротив, их станет только больше, потому что люди всегда будут бежать из ада в надежде уцелеть в раю. И никуда не денутся неисправимые гуманисты, которые будут утверждать, что счастье одних не должно строиться на страданиях других.
      Вот какая карта мира разыгрывается сегодня в Ливии. И каждому предстоит определить свое место относительно этой новой системы координат.

Кто рулит «мировым правительством»


      Каждый год порядка ста самых влиятельных персон из США и Западной Европы собираются под серьезной охраной и в атмосфере строжайшей тайны. Каждый год, начиная с 1954-го, порядка ста самых влиятельных персон из США и Западной Европы собираются под серьезной охраной и в атмосфере строжайшей тайны на съезд так называемой Билдербергской группы. Заседания длятся три дня, и никакой информации об обсуждаемых вопросах во внешний мир не просачивается. После распада Советского Союза журналисты стали интересоваться этой элитарной организацией. Некоторые даже усмотрели в ней эмбрион мирового правительства и приписали Билдербергскому клубу все главные политические, военные, экономические и культурные решения второй половины ХХ века. Во всяком случае именно так интерпретировал смысл этой загадочной структуры Фидель Кастро, хотя данная гипотеза так и осталась ни опровергнутой, ни доказанной. Чтобы понять, чем является и чем не является Билдербергский клуб, я изучил огромное количество документов, опросил массу свидетелей, просмотрел все архивы с 1954 года до 1966-го включительно, ознакомился и с некоторыми более поздними бумагами, пообщался лично с одним из старожилов этой организации, воспользовавшись тем, что меня с ним связывает давняя дружба. И вне всяких сомнений, ни один журналист и уж точно ни один автор из тех, что писали книги на эту тему, не имели доступа к такому объему фактического материала.
      И вот что я обнаружил и понял.

      Первое собрание

      На первом съезде Билдербергского клуба собрались 70 человек из 12 стран.
 Трехдневное совещание длилось с 29 до 31 мая 1954 года вблизи города Арнем (Нидерланды). Приглашенных разместили в двух близлежащих гостиницах, а сами заседания проходили в отеле «Билдерберг», который и увековечился в названии группы. Приглашения, отпечатанные на бланках голландского королевского дворца Soestdijk, выглядели более чем загадочно: «Я был бы премного благодарен Вам за присутствие на неофициальном интернациональном конгрессе, который состоится в Нидерландах в конце месяца мая. На этом конгрессе будут обсуждаться вопросы исключительной для всей западной цивилизации важности, а целью его является укрепление взаиморасположения и взаимопонимания в режиме свободного обмена мнениями». Внизу стояла подпись принца-консорта Голландии Бернарда фон Липпе-Бистерфельда (Bernhard zur Lippe-Biesterfeld). К приглашению прилагались несколько страниц с информацией о размещении и трансфере. Единственное, что можно было понять из этих бумаг, так это то, что приглашенные съезжались из США и 11 стран Западной Европы и что график мероприятий состоял из 6 заседаний по 3 часа каждое.
      Учитывая нацистское прошлое принца Бернарда (он служил в кавалерии СС вплоть до своей женитьбы на принцессе Джулиане в 1937 году) и исторический контекст маккартизма, нетрудно догадаться, что вопросы, «важные для западной цивилизации», касались борьбы с коммунизмом.
      По прибытии приглашенные оказались под опекой двух ведущих мероприятия - американского предпринимателя Джона Колмана (John S. Coleman) и бельгийского министра иностранных дел Поля ван Зиланда (Paul van Zeeland). Первый был сторонником свободного рынка, второй – патриотом Европейского сообщества по обороне (CED). На трибуне вместе с ними восседал Джозеф Ретингер (Joseph Retinger), серый кардинал британцев. Все это могло бы навести на мысль, что мероприятие проспонсировала британская и голландская монархии с целью поддержать Сообщество по обороне и экономическую модель свободного капитализма в их борьбе с антиамериканизмом коммунистов и голлистов. Однако внешность бывает обманчивой. И речь шла вовсе не о кампании в поддержку Сообщества по обороне, а о мобилизации элит для ведения холодной войны. Его Королевское Высочество Принц Бернард был выбран в качестве приглашающей стороны потому, что его статус принца-консорта придавал мероприятию государственный размах, несмотря на его неофициальность. При этом настоящий заказчик – межгосударственная организация, вознамерившаяся манипулировать правительствами стран, в нее входящих, – так и остался в тени.
      Джон Колман тогда еще не был Председателем торговой палаты США, но уже создал Гражданский комитет по национальной торговой политике (Citizen’s Committee for a National Trade Policy — CCNTP). По его мнению, свободный рынок без всяких ограничений – вплоть до отказа от таможенных пошлин – позволит странам - союзникам США увеличить свои богатства и профинансировать Европейское сообщество по обороне. Иными словами - даст возможность снова вооружить Германию и интегрировать ее потенциальную военную мощь в систему НАТО.
      Документы показывают, что в Гражданском комитете по национальной торговой политике от «гражданского» - только само слово. На деле же эта организация была плодом частной инициативы Чарльза Д. Джексона (Charles D. Jackson), советника Белого дома по психологической войне. А руководить ею взялся Уильям Джозеф Донован (William J. Donovan), бывший командующий Управлением стратегических служб (объединенной разведывательной службы США, созданной во время Второй мировой войны).
 Именно на него была возложена задача создать американское ответвление новой секретной службы НАТО – сети Гладио (Gladio). А Поль Ван Зиланд был не только идеологом Европейского сообщества по обороне, но и опытным политиком. Он возглавлял Европейскую лигу по экономическому сотрудничеству (LICE), целью которой было создание таможенного и валютного единства. Сама помянутая организация была создана упоминавшимся ранее Джозефом Ретингером. Кстати, Ретингер, руководитель секретариата Билдербергского конгресса, служил во время войны в Управлении специальных операций (SOE) генерала Колина Габбинса (Colin Gubbins). Затем этот польский авантюрист подвизался советником правительства Сикорского, находившегося в Великобритании. Живя в Лондоне, он вдохновлял на подвиг все расквартированные там правительства в изгнании, благодаря чему составил себе самую шикарную записную книжку освобожденной Европы. Его друг сэр Габбинс официально покинул Управление спецопераций (на чем организация прекратила свое существование), чтобы рулить небольшим бизнесом по производству ковров и текстиля, служившим ему прикрытием.
      Вместе со своим коллегой Донованом он работал над созданием английской сети Гладио, участвовал во всех подготовительных встречах Билдербергского конгресса и присутствовал там в качестве гостя – его место было рядом с Чарльзом Д. Джексоном. Таким образом, вне ведома собравшихся приглашающей стороной были спецслужбы стран НАТО, а Бернард, Колман и Ван Зиланд служили мероприятию ширмой.

Все решает НАТО

      И что бы там ни фантазировали впечатлительные журналисты, Билдерберг не был попыткой создать тайное мировое правительство. Это был клуб влиятельных лиц, лоббирующих интересы Североатлантического альянса, что намного серьезнее и опаснее, потому что само НАТО претендует на роль тайного мирового правительства, гарантирующего неизменность международного статус-кво и неослабевающее влияние США. Нюанс: безопасность всех последующих встреч будет обеспечиваться не полицией принимающей страны, а солдатами Альянса. В числе десяти официальных докладчиков значились весьма известные лица: два бывших премьер-министра – француз Ги Молле (Guy Mollet) и итальянец Альсид де Гаспери (Alcide de Gasperi), три руководителя Плана Маршалла, ястреб холодной войны Пол Нитце (Paul H. Nitze) и влиятельный финансист Дэвид Рокфеллер (David Rockefeller). Согласно документам, лишь 20 участников были «в теме». Они знали, кто руководит игрой и, соответственно, могли заранее продумать свои действия. Все мельчайшие детали были тщательно отработаны, никакой импровизации не предполагалось. Оставшиеся же 50 человек, напротив, понятия ни о чем не имели. Их выбрали по степени их возможного влияния на правительства и общественное мнение в странах их проживания. То есть семинар был организован с целью убедить приглашенных в правильности определенных установок, и подтолкнуть их к тому, чтобы они впоследствии добровольно пропагандировали желательные для распространения точки зрения.
      На тех первых заседаниях речь шла вовсе не о глобальных международных проблемах. В основном анализировались предполагаемые идеологические стратегии, которые Советский Союз пустит в ход, и средства защиты от них «свободного мира». С самого начала педалировалась тема опасности коммунизма. В разговорах «убежденные коммунисты» представали людьми, которые намереваются заставить свои страны служить Советскому Союзу, с целью навязать миру идею коллективизма. Их нужно было остановить. Борьба предстояла трудная, потому что «убежденные коммунисты» рассеяны по всей Европе и растворены в массе наивных избирателей, которые не подозревают о мрачной перспективе, их ожидающей, а просто хотят повышения уровня жизни. Потом риторика ужесточилась: «свободный мир» должен бороться с «мировым коммунистическим заговором» не только на словах, но и с помощью конкретных мер типа американских финансовых вливаний в Европу и деколонизации. И наконец докладчики добрались до ключевой проблемы, которую Советский союз, по их мнению использует в своих целях: по причине культурных и исторических различий политические лидеры «свободного мира» используют в США и Европе разные методы и аргументы, и порой эти аргументы противоречат друг другу. Самый яркий пример – чистки, организованные сенатором Маккарти в США: они необходимы, чтобы спасти демократию, но в Европе воспринимаются как проявление тоталитаризма. Финальный аккорд прозвучал отчетливо – никакой дипломатический торг и никакие компромиссы с «красными» невозможны. Надо любой ценой помешать распространению их влияния в Западной Европе, но придется хитрить. Раз нельзя всех пересажать или перестрелять, придется нейтрализовать коммунистов неявно, так, чтобы даже их избиратели ничего не заподозрили.
      То есть была озвучена идеологическая позиция НАТО и Гладио. При этом ни слова не было сказано о том, что результаты выборов можно подтасовать, а неугодных – убить, зато все участники сошлись на том, что для спасения «свободного мира», слово «свобода» должно быть взято в кавычки. Несмотря на то, что пресловутое Европейское сообщество по обороне приказало долго жить спустя три месяца после первого Билдерберга (инициатива с треском провалилась во французском парламенте из-за давления со стороны депутатов коммунистов и «националистов экстремистов», то есть голлистов), конгресс в целом был признан успешным. Потому что, вопреки тому, что могло показаться, его целью было вовсе не создание Сообщества или какой-либо иной политической организации, а распространение нужной идеологии внутри правящего класса, которое через его представителей должно было транслироваться на все общество. Жители Западной Европы все меньше и меньше отдавали себе отчет в том, что лишаются своих свобод, пока их все больше и больше информировали о том, каких свобод лишены жители Восточной Европы.

Встали на крыло

      Второй конгресс прошел во Франции, с 18 по 20 марта 1955 года, в Барбизоне.
     Стало ясно, что конференция будет ежегодной и что необходим постоянный секретариат. Со временем принцу Бернарду пришлось уйти в тень, после того как он попался на торговле влиянием (коррупционный скандал Lockheed-Martin). На посту рулевого его сменил бывший британский премьер сэр Алек Дуглас-Хьюм (Alec Douglas Home 1977-80), затем бывший канцлер и президент ФРГ Вальтер Шеель (Walter Scheel 1981-85), бывший руководитель Банка Англии Эрик Ролл (Eric Roll 1986-89), бывший генсек НАТО Питер Керрингтон (Peter Carrington 1990-98), и, наконец, бывший вице-президент Еврокомиссии Этьен Давиньон (Etienne Davignon с 1999). В течение долгого времени у каждого президента Билдербергского конгресса было два генеральных секретаря: один занимался Европой и Канадой (странами-вассалами), другой – США (страной сюзереном). Но с 1999 года генсек остался один. С течением лет дебаты становились все более цветистыми, список приглашенных постоянно менялся, но ядро, которое занималось подготовкой конференции, оставалось неизменным. И его члены терпеливо вдалбливали новичкам проатлантистскую риторику, соответствующую духу времени. Сейчас в семинарах участвуют порядка 120 человек, треть которых составляет тот самый костяк. Ключевые фигуры отбираются Альянсом в соответствии с уровнем их личных связей и способностью оказывать влияние, независимо от занимаемого положения. Поэтому избранные остаются в строю, даже если меняют место работы.

Вот полный список членов «ядра»:

      Франсиско Пинту Бальсемау (Francisco Pinto Balsemao), бывший премьер-министр Португалии от социалистов (1981-83), президент-основатель самой крупной португальской телекомпании SIC;

Франко Бернабе (Franco Bernabe), итальянский банкир, глава Telecom Italia;

Карл Бильдт (Carl Bildt), бывший премьер-министр от умеренной коалиционной партии Швеции (1991-1994), спецпредставитель ЕС в бывшей Югославии и специальный посланник Генерального секретаря ООН на Балканах (1995-1997, 1999-2001);

Оскар Броннер (Oscar Bronner), глава ежедневной австрийской газеты Der Standard;

Анри де Кастрис (Henri de Castries), глава крупнейшей французской страховой компании AXA;

Хуан Луис Себриан (Juan Luis Cebrian), руководитель испанской медиагруппы Prisa;

Тимоти Коллинз (Timothy C. Collins), американский финансист, директор инвестиционного фонда Ripplewood;

Этьен Давиньон (Etienne Davignon), бельгийский бизнесмен, бывший вице-президент Еврокомиссии (1981-1985) и нынешний вице-президент компании Suez-Tractebel;

Андрес Элдрап (Anders Eldrup), глава датской газово-нефтяной компании DONG Energy;

Джон Элканн (John Elkann), глава итальянского автостроительного гиганта Fiat (его дед Джанни Агнелли был в течение 40 лет одним из рулевых Билдербергской группы, а внук унаследовал семейное состояние после преждевременной смерти своего дяди Джованни, который скончался вроде бы как от рака. Однако существует версия, что Джованни убили за то, что он принял ислам и стал шиитом, а состояние в результате его гибели досталось еврейскому ответвлению семьи);

Мартин Фельдстейн (Martin S. Feldstein), бывший советник по экономическим вопросам Рональда Рейгана (1982-1984), и нынешний советник по экономике Барака Обамы. Он был также советником по внешней разведке Джоржда Буша. Преподает в Гарварде;

Виктор Хальберштадт (Victor Halberstadt), профессор экономики голландского Лейденского университета, советник множества компаний таких как Goldman Sachs и Daimler-Chrysler;

Джеймс Джонсон (James A. Johnson), американский финансист. Один из лидеров американской демократической партии и один из инициаторов выдвижения кандидатуры Барака Обамы. Ныне вице-президент промышленно-торгового банка Perseus.

Джон Керр оф Кинлохард (John Kerr of Kinlochard), бывший посол Великобритании в Вашигтоне, вице-президент нефтяной компании Royal Dutch Shell;

Генри Киссинджер, бывший советник по национальной безопасности США, госсекретарь США, одна из центральных фигур американского ВПК, ныне президент консалтинговой компании Kissinger Associates;

Клаус Кляйнфельд (Klaus Kleinfeld), немецкий глава американского алюминиевого гиганта Alcoa;

Мустафа Коч, глава финансово-промышленной группы «Коч холдинг», лидера турецкой промышленности.

Генри Кравис (Henry R. Kravis), американский финансист, управляющий фондом частных инвестиций KKR. Один из главных финансовых доноров республиканской партии США;.

Мария-Хосе Друин-Кравис (Marie-Josee Drouin-Kravis), канадский журналист-экономист, исследователь милитаризированного американского мозгового центра Hudson Institute. Третья жена Генри Крависа;

Нили Кросс (Neelie Kroes), бывший голландский министр транспорта от либералов, ныне комиссар по антимонопольной политике Еврокомиссии и Еврокомиссар по вопросам цифрового развития;

Бернадино Леон Гросс (Bernardine Leon Gross), испанский дипломат, генсек президиума социалистического правительства Хосе? Луиса Сапате?ро;

Джессика Т. Мэтьюс (Jessica T. Mathews), бывшая директриса по вопросам глобальной политики в Совете национальной безопасности США, ныне директор фонда Карнеги;

Франк Маккенна (Frank McKenna), бывший член комиссии по надзору за канадскими спецслужбами, посол Канады в Вашингтоне (2005-2006), вице президент банка Toronto-Dominion;

Тьерри де Монбриаль (Thierry de Montbrial), экономист. директор-основатель Французского Института международных отношений (IFRI) и Конференции по мировой политике World Policy Conference;

Марио Монти (Mario Monti), итальянский экономист, бывший комиссар Еврокомиссии по антимонопольной политике (1999-2005), один из основателей Spinelli Group, организации, выступающей за федерализацию Европы;

Беатрикс, королева Нидерландов, дочь принца Бернарда;

Йорма Оллила (Jorma Ollila), финский бизнесмен, бывший глава компании Nokia, нынешний президент нефтяной компании Royal Dutch Shell.

Джорж Осборн (George Osborne), английский министр финансов. Этот неоконсерватор всегда считался евроскептиком, то есть выступал против членства Великобритании в Евросоюзе, но за интеграцию Англии в политику Союза.

Ричард Перл (Richard N. Perle), бывший глава Совета по оборонной политике при Пентагоне, ныне один из ярых последователей Лео Штрауса, то есть одна из ключевых фигур неоконсерватизма;

Роберт Причард (Robert S. Prichard), канадский экономист, глава медиахолдинга Torstar;

Хезер Райзман (Heather M. Reisman), канадская предпринимательница, глава медиагруппы Indigo-Chapters;

Дэвид Рокфеллер (David Rockefeller), потомок знаменитой династии финансистов, один из старейших членов клуба. Он так же является почетным председателем Трехсторонней комиссии, аналогичной Билдербергу структуры, включающей страны Азии;

Рудольф Шолтен (Rudolf Scholten), бывший австрийский министр финансов, президент Центрального банка;

Мартин Тэйлор (Martin J. Taylor), бывший британский депутат, глава химического гиганта, Syngenta, одного из лидеров в области производства средств защиты растений и семеноводства;

Даниель Васелла (Daniel L. Vasella), глава швейцарского фармакологического холдинга Novartis;

Якоб Валенберг (Jacob Wallenberg), шведский банкир, член правления многих транснациональных корпораций;

Джеймс Дэвид Вулфенсон (James D. Wolfensohn), австралийский финансист, принявший гражданство США, чтобы стать президентом Всемирного банка (1995-2005). Ныне председатель правления консалтинговой компании Wolfensohn & Co;

Роберт Брюс Зеллик (Robert B. Zoellick), американский банкир, бывший сотрудник ФРС США, нынешний президент Всемирного Банка;

      Члены Билдербергского клуба не вовлекают в свою деятельность организации, в которых работают. Однако интересно проанализировать, что это за структуры. Члены «ядра» представлены: в СМИ: Der Standard (Австрия), Prisa (Испания), Torstar и Chapters (Канада), SIC (Португалия); в университетах: Гарвард (США), Лейден (Нидерланды); в экономике: Suez-Tractebel (Бельгия), Dong Energy (Дания), Alcoa (США), Telecom Italia и Fiat (Италия), Royal Dutch Shell (Нидерланды), Syngenta и Novartis (Швейцария), Koc (Турция); в финансах: Toronto-Dominion (Канада), AXA (Франция), KKR, Perseus, Ripplewood и Rockefeller (США); в международных организациях: Еврокомиссия, Всемирный Банк, ООН.
      В последние годы количество тем, затрагиваемых во время ежегодных семинаров стало увеличиваться пропорционально росту количества международных проблем. Все это нам ничего не объясняет, потому что дискуссии не имеют конкретного смысла. Они ведутся для того, чтобы осуществлять подспудную трансляцию нужных установок. К сожалению, мы не располагаем самыми свежими документами, поэтому можем только предполагать какие именно директивы пытается сейчас распространять через своих агентов влияния североатлантический альянс.

Обама и Клинтон договорились в клубе?

      Но репутация Билдербергской группы сегодня такова, что ей приписывают чуть ли не мировое господство, что конечно же ерунда. Подобные домыслы лишь затеняют суть – подлинные кукловоды сидят в НАТО. К примеру ходили упорные слухи о том, что во время последней президентской гонки Барак Обама и Хилари Клинтон исчезли на весь день 6 июня 2008 года, чтобы обсудить вдали от свидетелей финал их соперничества. Они действительно отправились на ежегодный Билдербергский семинар в Шантильи (штат Вирджиния, США). И на следующий день г-жа Клинтон объявила, что выходит из гонки, из чего некоторые аналитики сделали вывод, что решение было принято Билдербергским собранием. Но это лишено всякой логики, поскольку исход гонки был ясен за три дня до этого по числу голосов, которые сенатор Обама набрал при голосовании членов комитета демократической партии.
      По нашим источникам все было иначе: Барак Обама и Хилари Клинтон заключили в тот день финансовое и политическое соглашение. Сенатор Обама пополнил кассу своей соперницы и предложил ей пост в своей администрации (г-жа Клинтон отказалась от поста вице-президента и выбрала пост госсекретаря) в обмен на ее поддержку в борьбе с кандидатом республиканцем. После чего оба лидера были представлены Джеймсом Джонсоном (James A. Johnson) членам Билдербергского семинара, где заверили присутствующих, что будут работать вместе. Кстати сказать, Барак Обама изначально был кандидатом НАТО – г-н Обама и его семья и раньше сотрудничали с ЦРУ и Пентагоном, более того, первые взносы в его предвыборную кампанию были сделаны Английской короной через бизнесмена Надми Аучи (Nadhmi Auchi). Таким образом, представив чернокожего сенатора билдербергцам, Альянс обеспечил будущего президента США необходимыми ему международными связями.
      Многие неверно трактовали и сообщение о том, что Билдербергская группа организовала импровизированный ужин вне официального графика во время семинара 14 ноября 2009 года в замке Val Duchesse, принадлежащем королю Бельгии. Бывший бельгийский премьер Херман Ван Ромпей (Herman von Rompuy) произнес на этом ужине речь и через пять дней был избран президентом Европейского Союза. Некоторые авторы сделали вывод, что клуб «коронует королей». Но президент Европейского Союза не мог быть избран вне НАТО, потому что – напоминаем – Европейский Союз это порождение Плана Маршалла. И подобное назначение не может не быть санкционировано государствами членами альянса. Такие решения долго обсуждаются и уж точно не принимаются в результате дружеского ужина. По нашим данным президент Билдербергской группы Этьен Давиньон созвал чрезвычайный ужин, чтобы представить Хермана Ван Ромпей тем, кто передавал ему эстафету влияния. Это было необходимо потому, что человек, которому первому предстояло занять новую должность президента Европейского Совета был совершенно неизвестен за пределами своей страны. Во время ужина Г-н Ван Ромпей изложил свою программу создания европейского налога, с помощью которого предполагалось напрямую финансировать структуры Евросоюза, не обращаясь к его членам. Опытным же билдербергцам надо было лишь повторять потом, что они знают Хермана Ван Ромпей и подтверждают наличие у него качеств, необходимых для руководства Союзом.
      Таким образом аура Билдербергской группы совсем не так романтична, как себе это представляют некоторые авторы. А военная охрана неслыханного размаха призвана не столько защищать участников конгресса, сколько впечатлять новичков, которые должны не проникаться ощущением собственного могущества, а впитывать информацию о том, что истинно могущественен лишь Запад, точнее НАТО. И на базе этой информации принять решение поддерживать им впредь альянс и быть поддержанными им, или встать на путь конфронтации и оказаться поверженными.
      Когда Билдербергская группа пропагандировала антикоммунистическую риторику, она не была против СССР, как и сегодня конгресс не выступает против России. Клуб следует стратегии Альянса, который не строит козни против Москвы, а защищает и расширяет зону влияния Вашингтона. Еще при создании НАТО, предполагалось, что Советский Союз войдет в него. Что означало бы согласие Москвы на раздел мира, оформленный во время конференций в Потсдаме и Ялте. Не так давно Альянс принял Дмитрия Медведева на саммите в Лиссабоне, и ему снова было предложено присоединиться к НАТО. Речь шла не о подчинении – имелось в виду лишь признание нового мирового порядка, в рамках которого вся центральная и восточная Европа становится сателлитом США Таким образом присоединение России означало бы заключение мирного договора: Москва раз и навсегда признает поражение в Холодной войне и соглашается на существующий раздел мира. В этом случае, Билдербергская группа приглашала бы и русских на свои ежегодные конференции (по данным "КП", в разные годы заседания Билдербергского клуба уже посещали Анатолий Чубайс и Григорий Явлинский. - Ред.). А задача россиян заключалась бы не в американизация соотечественников – им просто пришлось бы убеждать сограждан раз и навсегда расстаться с мечтами о величии своей страны.

| Добавил: sauron
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
SAURON_STUDIOS © 2019
Форма входа
Поиск
Календарь
Архив записей
Друзья сайта
Информбюро ПСПУ Союзное движение 17 марта ПСПУ-Одесса ПСПУ-Одесская область Клуб МОРЖ СССР
Восход Официальный сайт ПСПУ г.Славянск Донецкой облсти Украина Газета ПСПУ Народная Оппозиция ПСПУ-Крым За ПСПУ!!! Киевская Русь Славяне, объединяйтесь! Руська ПРАВДА АКМ-Котовск |В|контакте АКМ-Котовск ОКТЯБРЬ24
  • официальный сайт Михаила Задорнова
  • Живой журнал Александра Харчикова

    Наши баннеры


    ПСПУ-Севастополь ПСПУ-Севастополь